Великая Миссия России

От редакции: В первых семи номерах «Эсдека» помещены статьи Тараса Васильевича Муранивского (3 февраля 1935 – 17 июля 2000), профессора, доктора философских наук, кандидата экономических наук, президента Московского Шиллеровского института науки и культуры.

Джонатан Тенненбаум, доктор физико-математических наук (США), является соратником Линдона Ларуша американского экономиста-диссидента, организатора международной системы Шиллеровских институтов.

 

Главная русская страница движения Ларуша:

 http://www.larouchepub.com/russian/index.html

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ РОССИИ – ВЕЛИКИЙ ШАНС

 

Дж. Тенненбаум, 2001

 

 

Тарас Васильевич был человеком идей. Не абстрактных, а настоящих идей. Настоящая идея и настоящее знание сильно отличается от абстрактного усвоения фактов, перечисленных в учебниках. Настоящие идеи рождаются и производятся только в разуме индивидуума, и только там существуют. Идея возникает как изменение в организации мыслительного процесса, и результат аналогичен изменению в аксиомах, лежащих в основе любой системы научного знания. Мы воспринимаем великую идею только путем воспроизведения нашим разумом мыслительного процесса автора идеи. Великая идея, в частности великое открытие в науке или искусстве, становится частью нашего мыслительного процесса и даже частью нашей личности. Именно таким образом Тарас Васильевич воспринял идею физической экономики. Физическая экономика, в понимании Линдона Ларуша, не означает лишь вычисления количества киловатт-часов электричества или тонн цемента. Физическая экономика - это наука о применении творческого разума человека на практике, как процесса преобразования вселенной посредством социально-экономической деятельности человека. Когда Тарас Васильевич познакомился с трудами Линдона Ларуша о физической экономике, он осознал, что это не просто интересная теория иностранного ученого. Он увидел в работе Ларуша прямое продолжение работы Владимира Вернадского о биосфере и ноосфере, и в то же время - кульминацию длительного развития экономической мысли, - в том числе очень важного развития и корректировки идей Маркса. Для Вернадского был важен не столько абстрактный вопрос: 'Что такое жизнь?', сколько конкретные вопросы: 'Что делает живая материя? В чем состоит ее функция во Вселенной?' - имея в виду не отдельный живой организм, а совокупность живой материи биосферы. Таким образом, Вернадский пришел к своему доказательству абсолютного различия между живой и неживой материей, и к демонстрации того факта, что, будучи ничтожно малой частью всего вещества биосферы, живая материя представляет собой доминирующую планетарно-геологическую силу в ней. Подобным образом Линдон Ларуш вывел из области чисто спекулятивных рассуждений такие вопросы: 'Что такое человеческий разум? Чем отличается Человек от других видов живых организмов? Что такое идея?' - и, оживив 'физическую экономику', поместил эти вопросы в область эмпирических доказательств и измерения. Он пришел к выводу о том, что уникальным свойством человеческого рода является его способность сознательно наращивать потенциальную относительную плотность населения на 1 кв.км поверхности Земли на несколько порядков на протяжении истории человечества, посредством научно-технического прогресса и соответствующих усовершенствований в социальной практике человека. Однако этот процесс зависит от производства идей индивидуальными человеческими умами - в особенности в форме творческих открытий новых физических принципов и аналогичных принципов в музыке, искусстве и государственном строительстве, и от воспроизведения этих идей в других умах в процессе преобразования созидательной деятельности Человека. Таким образом, поэтапное возрастание удельной способности Человека (в расчете на душу населения) к управлению силами природы на протяжении истории имеет форму риманового многообразия особого типа. Такое многообразие постоянно изменяет свою кривизну через последовательное включение новых принципов в форме новых измерений действия, а индивидуальные умы проявляются в виде особых точек (сингулярностей), встроенных в многообразие как исторический процесс. В этой римановой форме человеческий разум проявляет себя как субъект закономерного процесса, в котором человечество, являющееся лишь ничтожно малой частью живой материи биосферы, содержит в себе величайший потенциал изменения на планете, а в будущем - в Солнечной системе и за ее пределами. Тот непосредственно наблюдаемый факт, что Человек способен, посредством развития сил своего разума, к последовательному наращиванию своей удельной способности (в расчете на душу населения) к управлению силами Природы, демонстрирует, что законы развития творческого разума Человека соотносимы с законами развития самой Вселенной в целом. Таким образом, физическая экономика - не только самая прекрасная, но и самая могущественная и универсальная наука. Тарас Васильевич воспринял эту науку как нечто необходимое для России в критический период ее истории, как мощное противоядие от той отравы, которая была прописана России под видом так называемой западной экономической теории. Он осознал, что все исторические прецеденты реального экономического развития в Германии, Франции, США, Японии и других странах были основаны на идеях и принципах, совершенно противоположных принципам МВФ и так называемых российских либеральных реформаторов. Успешное экономическое развитие никогда не достигалось путем внедрения неолиберальных принципов 'свободного рынка'. Оно достигалось путем последовательного совершенствования физической экономики, в соответствии с принципами, которые заложили Лейбниц и Кольбер, которые применяли Гамильтон и Кэри в США, Фридрих Лист в Германии, Д.И. Менделеев и С.Ю. Витте в России. Эта школа, которую в 19-м веке именовали 'американской системой политической экономии' (что сегодня звучит скорее иронически), ставила на первое место способность государства внедрять научно-технический прогресс, обеспечивать всестороннее образование, развивать базовую экономическую инфраструктуру, эффективно осуществлять кредитование реального, производительного сектора экономики, и регулировать экономическую деятельность в целом. На тех же самых фундаментальных принципах национальной экономики, полностью противоположных британской доктрине 'свободной торговли', базировались и высшие экономические достижения Советского Союза. Период после Второй мировой войны, с конца сороковых и вплоть до шестидесятых годов, был периодом реального, физико-экономического развития в большинстве регионов мира. Производство и потребление энергии, продуктов питания и других важных товаров возрастало в расчете на душу населения и на квадратный километр площади земли; показатели среднего стандарта здравоохранения и образования, ожидаемой продолжительности жизни и общего качества занятости улучшились. Основная тенденция заключалась в направлении на капиталоемкие, энергоинтенсивные формы промышленного и инфраструктурного развития. В этой традиции относительно успешного приближения к принципам физической экономики считалось само собой разумеющимся, что единственный источник реального экономического роста заключается в повышении производительной силы человеческого труда, в расчете на душу населения. Любой иной род прибыли, не связанный с повышением производительных сил человека, является иллюзией или обманом. Однако, начиная с середины 60-х годов, все более проявлялась иная тенденция, исходящая от англо-американской финансовой олигархии. Эта тенденция выступала под лозунгом 'постиндустриального общества '. Пропаганда 'постиндустриализма' началась с предостережения Римского Клуба о том, что промышленное развитие в мировом масштабе якобы потребляет слишком много ресурсов и должно быть приторможено. Старая мальтузианская идея были вновь разогрета. Утверждалось, что рост экономики должен быть отделен от роста потребления энергии. Под эти предлогом сокращались инвестиции в промышленность, сельское хозяйство и физическую инфраструктуру, а вместо этого потоки капитала направлялись в сектор услуг любого рода. США, где сегодня 80% занятых работают в так называемом секторе услуг, стали лидером этого развития. Под тем же предлогом 'пределов роста' была предпринята попытка путем беспощадной политики МВФ затормозить рост населения во всех странах и как можно жестче снизить материальное потребление в расчете на душу населения человечества. В то же время радикальное снижение уровня образования в США и других странах наряду с использованием массовых развлекательных телепрограмм использовались как средство усмирения разума и контроля над массами населения, отчужденными от производительной занятости и обреченных на люмпенское существование. В этих условиях, а также с помощью все более радикальной политики экономической либерализации, финансовые прибыли были почти полностью отчуждены от физического материального создания стоимости в экономике. Так, возникла ситуация, которая описывается знаменитой 'тройной кривой ' американского экономиста Линдона Ларуша. Номинальная величина финансовых показателей (акции, ценные бумаги, фьючерсы, ссуды и т.д.) поднималась как гипербола в бесконечность, в то время как (за исключением Китая и некоторых других стран) физическая, материальная сфера мировой экономики находилась в состоянии стагнации и все более сокращалась. В то же время вспышки новых эпидемий показывают, как биосфера начинает реагировать на вырождение человеческой экономики. Тарас Васильевич отчетливо понимал, что разрушение российской экономики средствами так называемой 'шоковой терапии' были только частью более масштабного процесса разрушения всей мировой экономики методами 'глобализации свободной торговли', 'экономической либерализации' и т.п. Во множестве статей и выступлений он привлекал внимание российской аудитории к предсказаниям катастрофического кризиса мировой финансовой системы, сделанными Ларушем, а также к необходимости реорганизации мировой экономики посредством нового Бреттонвудского соглашения, основанного на принципах физической экономики . История показала, насколько верными были эти предсказания. В настоящее время мы в США и в других странах переживаем начало крупнейшего финансового краха в современной истории. С марта этого года биржевой индекс так называемых 'технологических акций ' США, так называемый НАСДАК, потерял более 50% своего номинала; более 3 триллионов долларов акционерного капитала было уничтожено; тысячи фирм находятся на пороге банкротства. Даже так называемые 'традиционные ' акции понесли большие потери. Однако это еще не конец. Имея более 30 триллионов долларов неоплаченных кредитов частным домохозяйствам, фирмам и государству, США безнадежно обременены долгами, и вся американская финансовая система де-факто уже является банкротом. Паника распространяется. В любой момент колоссальные притоки капитала из Европы и Азии, которые до сих пор поддерживали раздутые американские финансовые рынки, могут внезапно повернуть обратно, увлечь в пучину доллар и запустить гиперинфляционный процесс. Однако США представляют собой только эпицентр мирового финансового кризиса, который вследствие глобализации и либерализации международных рынков не знает никаких пределов. Он будет распространяться по всем континентам. Только те страны, которые, например, как азиатские страны из группы 'АСЕАН + 3 ' , своевременно приняли меры для защиты на региональном уровне жизненно необходимых производства и торговли, имеют шансы пережить кризис без сильнейших потрясений. С одной стороны, этот кризис представляет собой большую катастрофу, с другой же - и большой шанс поставить мировую экономику на новую, лучшую основу. Ведь вместе с кризисом дискредитируются и те англо-американские финансовые учреждения, и тот образ мышления, которые в течение более 30 лет все более овладевали миром и обусловили гигантское разграбление продуктивной субстанции мировой экономики. В чем должна состоять историческая миссия России в этот момент великого кризиса и в то же время - великого шанса? Недавно Линдон Ларуш сам поставил этот вопрос и написал достойный внимания документ, представляющий взгляд его, американца, на историческую роль России в сегодняшнем мире. И сейчас, когда необходима широкая дискуссия на эту тему в России, нам особенно не хватает Тараса Васильевича. Разумеется, национальная миссия России не идентична национальному интересу в его узком смысле, связанном с соперничеством. Она определяется тем вкладом, который Россия может и должна внести в выживание и дальнейшее развитие человеческой цивилизации на нашей планете. Следуя примеру Тараса Васильевича, необходимо избавиться от отравы британского геополитического мышления, согласно которому мировая политика строится на модели дарвиновской борьбы за существование. Миссия России и ее действительный национальный интерес состоит в воплощении общих интересов человечества в целом. Как глубокий гуманист, Тарас Васильевич критиковал злонамеренную политику США, критиковал многие действия российского руководства, но никогда не путал пациента с болезнью. А сейчас мы наблюдаем по существу, как предполагаемые 'победители' 'холодной войны' разрушают себя изнутри теми же методами, которыми производилось разграбление и разрушение других стран. Конечно, серьезная дискуссия о миссии России в сегодняшнем мире включает немало глубоких проблем, которые невозможно охватить в моем кратком сообщении. В заключение я хотел бы высказать следующие соображения. Во-первых, выживание не только России, но и мировой цивилизации в целом требует прекращение безумной политики 'глобализации свободной торговли', 'экономической либерализации' и 'приватизации', которые доминировали в мире в последние десятилетия, и заменены принципами директивного национально-экономического развития на принципах физической экономики. Это изменение политики, скорее всего, начнет происходить на уровне регионов мира. Документ о стратегическом развитии Российского государства, недавно презентованный губернатором Хабаровского края Виктором Ишаевым на заседании Государственного Совета, на мой взгляд, является весьма обнадеживающим знаком. Столь же обнадеживают новые инициативы регионального сотрудничества, в том числе в области развития инфраструктуры и высоких технологий, между Россией и странами Азии, в частности Китаем, Индией, Ираном, Японией и странами группы 'АСЕАН+3'. Эти новые тенденции соответствуют тому новому направлению, которому необходимо последовать для переустройства мировой экономики в предстоящий период. В течение следующих двух десятилетий физическая основа мировой экономики - в первую очередь, все энергетические, транспортные, водные и коммуникационные системы - должна быть основательно обновлена и модернизирована через крупномасштабные инфраструктурные проекты с использованием новейших технологий. Тем самым суммарная производительность экономики будет повышена решительным образом. Одновременно возникнет повышенный спрос на средства производства и рабочую силу, который стимулирует промышленное производство и занятость. Эти проекты могут быть профинансированы независимо от МВФ, Всемирного банка и международных рынков капитала (которые, вероятно, так или иначе, потерпят крушение) самими правительствами соответствующих стран, а именно через государственное создание кредитных линий по аналогии с Национальным банком США времен Гамильтона. Необходимый обмен технологическими достижениями в рамках инфраструктурных проектов и других проектов возрождения может быть организован с помощью долгосрочных торговых и кредитных соглашений между участвующими странами, как это предложил Линдон Ларуш в своей статье 'Торговля без валюты '. Ларуш показывает, каким образом может быть организовано создание стабильных региональных коопераций, когда для защиты взаимных торговых и кредитных соглашений от нестабильности валют в качестве стандартной величины используется товарная корзина, состоящая из основных товаров. Это создаст основу для будущей новой мировой финансовой системы. В Азии уже осуществлены важные усилия в этом направлении. Международные рамки для крупномасштабных инфраструктурных проектов уже очерчены в концепции 'Евразийского сухопутного моста ': строительство колоссальной сети инфраструктурных коридоров между Европой и Азией, с Востока на Запад и с Севера на Юг, с быстрым железнодорожным сообщением, водными каналами, трубопроводами, электрическими и коммуникационными сетями, строительство новых городов и так далее. Подобные проекты разработаны для Африки, Северной и Южной Америки, Австралии. Здесь должны найти применение новейшие технологии. Например, прогрессивные, имманентно надежные формы ядерной энергетики, синтетическое топливо из угля и иного сырья, электрическийпривод транспортных средств, новые транспортные системы на магнитной подушке, экранопланы, крупные установки для опреснения морской воды, новые методы биофизических исследований и лечения для преодоления болезней и для повышения производительности сельского хозяйства и так далее. Ключевой аспект будущей миссии России становится очевидным, когда мы представляем себе колоссальный объем промышленного оборудования и технологий, в котором нуждаются только Индия и Китай для своего стабильного развития в последующие десятилетия. Помимо роли простого экспортера технологий, Россия обладает ключевой и незаменимой ролью в качестве евразийского звена в передаче культуры научно-технического прогресса - культуры человеческого творчества, восходящей к временам Платона ивозникновения христианского представления о Человеке. В то же время России, несомненно, предстоит взять на себя некоторые исторические задачи, оставшиеся ей от Советского Союза. Речь идет о возобновлении освоения огромных пространств Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока России, о выполнении огромной незавершенной задачи овладения энергией ядерного синтеза в различных формах и, совместно с другими странами, о создании основ для будущей колонизации Марса и других планет Солнечной системы. Тарас Васильевич знал, в чем состоит миссия его жизни. В окружении омерзительной реальности мирового кризиса Тарас никогда не переставал быть оптимистом. Он был яркой звездой, он излучал юмор и любовь к человечеству. Пусть его пример вдохновит нас на продолжение его работы и на борьбу за лучшее будущее для России и всех стран мира.

Источник - Интернет-журнал "Социал-демократ" (эСДэк)